Последние изменения: 17.11.2003    

Вот такая я сволочь

Автор: О.Н.-М. aka Phantom, место жительства: Коллеги Эки фон Бив

Название: «Вот такая я сволочь…»

Рейтинг: NC17

Категория: Снейп, взрослые

Гл. персонаж: профессор Снейп

Саммари: Фик-настроение о том, что Снейп — отнюдь не «хороший мальчик».

Вот такая я сволочь…

… Детка, зачем эти крики? Агрессия вызывает повторную агрессию. Хм, или ты думаешь, что я буду покорно выслушивать твои обвинения? Я просто взмахну рукой… Вот, так-то лучше. Теперь смотри мне в глаза и внимательно слушай.

— Между нами не может быть ВСЁ кончено, потому что НИЧЕГО не было, — чеканю я тихим ледяным голосом, — Вы сами сделали свои выводы из ничего не значащих взглядов, жестов и слов. Фраза «Вы хорошо подготовились к уроку, мисс Фарнс» значит только то, что Вы удовлетворительно отвечали на мои вопросы. В ней нет заботы и дополнительного внимания к Вашей персоне.

… Слёзы меня не трогают уже давно. Ты можешь плакать молча, стонать, выть, это ничего не изменит. Если  бы ты только знала, сколько кровавых слёз и умирающих стонов мне пришлось вынести за время правления Тёмного Лорда! И твоё счастье, что ты этого не знаешь…

— Я одинаково отношусь ко всем студентам. Если я снимаю с Вас баллы, это не значит, что я хочу снять Вашу одежду, — ухмылка правым уголком рта подчеркнула моё чувство юмора, — Вы слишком восприимчивы. Если я поправляю воротник, то это не является сексуальным сигналом в Вашу сторону… и вообще каким бы то ни было сигналом.

… Теперь ты ещё и краснеешь. Только что передо мной разыгрывала смертельную драму фурия, а сейчас на её месте скромный подросток, не знающий, что такое «секс». Ах, какие нехорошие слова произносит профессор Снейп! Не надо менять маски, детка, я всё про тебя знаю…

— Я имею полное право ходить по классу. Или Вы хотите предложить другой способ следить за тем, как ученики выполняют мои задания? — я поднимаю правую бровь и выдерживаю паузу, — Более того, я имею прямую обязанность смотреть, что вы там сыпете в ваши многострадальные котлы. Поэтому, если я подхожу к Вашей парте, это значит только то, что я слежу за тем, чтобы зелье было приготовлено правильно.

… Хмм, мне нравится ходить по классу, оборачиваясь в те моменты, когда этого никто не ожидает. А самое любимое, это подойти вплотную к какому-нибудь олуху со спины, наклониться через его плечо и молча наблюдать с ехидной ухмылкой, как он режет скользкие щупальца осьминога или растирает в порошок тазобедренную кость жабы. Даже у тебя, дорогуша, руки начинают трястись! Вот в такие моменты я могу наклониться ещё ниже, так, что ты слышишь моё дыхание и чувствуешь, как соприкасаются наши мантии. Дав оценку твоим манипуляциям, я резко поднимаюсь, так что мои волосы долю секунды касаются твоего лица, и иду дальше по ряду. Почему я это делаю? Ответ прост: это доставляет удовольствие. Поверь, моя жизнь настолько мрачна и относительно однообразна, что я научился получать удовольствие от таких вещей, которые обычным людям и не придут в голову…

— Да, я прекрасно помню праздник Рождества, и могу заверить, что Ваш предосудительный поступок ещё нескоро изгладится из моей памяти, — я сжимаю губы, и она опускает заплаканное лицо ещё ниже… как в тот раз, — Пусть Вас подговорили подруги, но Вы должны иметь собственную голову на плечах! Как Вы, студентка Пуффендуя, посмели пригласить на танец меня, декана Слизерина! Вы скомпрометировали меня перед всей школой, мисс Фарнс.

… Никогда не знаешь, насколько хватит ума у сопливых девчонок совершить очередную глупость! Нужно вообще запретить старшекурсникам пить крепкое пиво, даже по праздникам, я давно об этом говорил, и ты — верное тому доказательство. Соображать надо было раньше, что я ни при каких условиях не буду танцевать, тем более — с ученицей! Хм, ещё когда ты шла к учительскому столу, я обратил на тебя внимание. Твоя бордовая мантия притягивала взоры, но только я ясно видел под ней стройную фигурку с неплохо развитой грудью, и ощущать её прикосновения во время танца было выше моих сил… Как ты покраснела, когда я ровным ледяным тоном отказался и посоветовал обратиться к Флитвику…

— Вы были расстроены в тот вечер и позволили себе выпить намного больше, чем это позволительно. Не перебивайте! — я повышаю голос, видя, что она собирается отрицать очевидное, — Вы проиграли пари и перед всей школой выразили свою симпатию к не самому популярному преподавателю, чем дали прекрасный повод для насмешек. Пока Ваши подруги веселились, Вы сидели за столом, и после завершения праздника не вернулись в свою гостиную, где Вас уже ждали колкие замечания, а предпочли бродить по замку, где я Вас и встретил в одном из коридоров.

… Я знал, что ты не пошла спать, и после того, как загнал своих слизеринцев в гостиную, отправился на твои поиски. Мне было любопытно взглянуть в лицо девушке, которая решилась на такой несуразный поступок, хотелось подойти слишком близко, поднять её подбородок и поглотить робкий смущённый взгляд. Ты меня не разочаровала, когда, подчиняясь приказу, безропотно последовала в подземелья в мой кабинет. Ты робко сидела в кресле у моего стола и выслушивала нотации, устремив взгляд в пол и желая провалиться сквозь землю от стыда. Дверь была заперта, праздник давно закончился, ученики продолжали веселиться в гостиных, преподаватели легли спать, и мы с тобой были наедине… Я поднялся со своего места, прошёлся по кабинету и присел на край стола прямо перед тобой. Довести человека до слёз никогда не составляло мне большого труда, а в твоём случае потребовалась лишь пара тщательно продуманных презрительных фраз… и вот твои плечи затряслись, ты закрыла лицо руками, сдерживая всхлипы. Я выдержал паузу и точно вымерил время, когда твои органы чувств будут расслабленны и открыты воздействию, тогда я молча провёл ребром указательного пальца по твоей щеке, лишь слегка касаясь нежной кожи. Ты шумно вздохнула, и я был приятно удивлён такой бурной ответной реакции. Моя рука задержалась на линии подбородка и скользнула по твоей шее, нащупывая чувствительные точки на затылке…

— Возможно, Вы помните, что я отчитал Вас в своём кабинете за глупую выходку, дал выпить успокаивающего и проводил до гостиной Пуффендуя, поскольку добраться самостоятельно Вы туда не могли! — в моих словах ясно слышится презрение, — И запомните на всю жизнь, что девушке непозволительно пить спиртные напитки, если она не может контролировать себя.

… Складки твоей мантии приятно холодили пальцы, когда я нёс тебя через потайную дверь из моего кабинета в спальню. Ты прильнула к моему плечу, перебирала пальцами мои волосы и не отрывала зачарованного взгляда от моего лица, казалось, что тебе нет дела до того, что происходит кругом. Я уложил тебя на постель, коснулся кончиком пальца твоих губ и подошёл к своему столу. В нижнем ящике лежал маленький пузырёк зелёного стекла, содержащий одну дозу снадобья, действующую целую ночь (лишь в этом вопросе я должен был позаботиться о тебе)… не особенно приятное на вкус, но осознание того, что последует за его приёмом, всегда приводило меня в ещё большее возбуждение. Я медленно снял мантию и сюртук, повесил их на спинку стула и обернулся к тебе. Ты лежала на моей узкой кровати в той же позе, закрыв лицо руками… какое удовольствие доставило мне наклониться над тобой и с ласковой силой убрать руки к изголовью, а затем коснуться губами твоих век, щёк, подбородка, задержаться на шее и опуститься ниже, к самой застёжке мантии. Ты не оказывала никакого сопротивления, полностью отдавшись во власть моих рук, я мог делать с тобой, что угодно, а ты лишь перебирала мои волосы, прерывистым дыханием давая понять, что получаешь удовольствие от моих действий. Не часто мне приходится видеть обнажённое женское тело (ты неплохо сформирована для своих 17 лет), и от самых невинных прикосновений к тебе у меня мороз шёл по коже. Какое счастье, что ты уже не была девственна! Я не мог больше себя сдерживать, так хотелось охватить каждую клеточку твоего тела и подчинить тебя моим желаниям. Ты предусмотрительно начала расстёгивать мою рубашку, но я не позволил её полностью снять (хм, Чёрная метка — не самый приятный рисунок). И вот, моё лицо оказалось над твоим, я ощущал твою упругую грудь, нежную кожу бёдер, твой полуоткрытый рот мечтал о поцелуе, но… детка, с кем угодно, только не со мной. Я провёл кончиком языка по твоим губам и прочитал в глазах мольбу… вот что доставило мне ещё большее удовольствие: дразнить тебя, видеть, как ты тянешься к моему лицу, но не позволять коснуться его. Твоя голова запрокинулась, тело содрогнулось в мышечном спазме, из груди вырвался стон, ещё несколько быстрых движений, и я бессильно опустился на тебя… Прошло не более десяти минут, как я уже оделся, растворил в воде необходимые ингредиенты и предложил тебе в качестве освежающего напитка. Ещё три минуты, и ты, дорогуша, уже не могла связно произнести название своего факультета. Я помог тебе одеться, вывел через дверь кабинета в коридор и около входа в гостиную Пуффендуя сдал на руки так кстати оказавшейся там старосте (она возвращалась со свидания и была готова согласиться с чем угодно, лишь бы я не снял баллы за поведение)…

— Мисс Фарнс, я негодую от одной мысли о том, ЧТО Вы могли придумать, находясь в состоянии опьянения, — я поджимаю губы, буравя её взглядом, — Если подобные галлюцинации будут повторяться, немедленно обратитесь к мадам Помфри. И запомните, что разговаривать таким тоном с преподавателем является непозволительным! Минус 20 баллов с Пуффендуя, и не заставляйте меня обращаться к профессору Стебль, — она кивает головой, и я заканчиваю беседу, — Вы свободны, мисс Фарнс.

Она спешно покидает мой кабинет, а я возвращаюсь к записям, улыбаясь тому, что у меня есть эти возбуждающие воспоминания для предстоящих одиноких ночей…

Автор: Phantom,
Подготовил: Frodo Bagins,

Пожертвования на поддержку сайта
с 07.05.2002
с 01.03.2001